главная   |   фото   |   биография   |   публикации   |   контакты

 

Николай Пирогов

 

Мифы на службе у оборотней

                                     

       Журнал "Наука и жизнь" в 2011г. опубликовал серию статей доктора философских наук А. Ципко:

  1). "О родовых травмах посткоммунистического российского патриотизма (размышления на полях размышлений Никиты Михалкова)" (№2);

 2)."От перестройки №1 - к перестройке №2" (№3);

 3)."Кому и чему служит миф о "коммунистическом инстинкте" русского человека?" (№5);

 4).«Сначала был коммунизм, а потом – фашизм» (№7);

5).«О причинах живучести коммунистических воззрений в России (возможная логика исследований») (№10).

     Статьи касаются основ нашей идеологии, автор выступает и в роли судьи, и в роли учителя, разъясняя непонятливым, что и как мы должны делать, чтобы догнать "цивилизованные страны". Если попытаться,  выделить основную идею, то она, на мой взгляд, сводится к тому, что семьдесят советских лет не просто потерянное время для страны, а период российской истории со знаком минус. И мы, по мнению Ципко, должны это понять, усвоить и преодолеть последствия большевизма. Не преодолеем - отстанем навсегда. И на этом пути "…не надо бояться обвинений в "очернительстве" советской российской истории. Ведь на самом деле на карту поставлена судьба русской нации". По-простому говоря, не   бойтесь, господа,  лишний раз плюнуть в наше советское прошлое, ведь главное - это наше будущее.

     А.Ципко показывает, какой мы,  русские, плохой народ, и подробно это поясняет: у нас "советское самомнение", "мутное сознание", нам свойственны "леность ума", отсутствие привычки к самостоятельному мышлению, мы безынициативные, нам присуще стремление решить все проблемы путем разрушения "до основания" существующего строя, мы "начисто лишены способности к самоорганизации", негостеприимные (даже жадные), у нас национальная болезнь - распри, мы не можем жить дружно, наиглавнейший русский дефицит - дефицит братства, коллективизма, способности к кооперации усилий на благо своего народа.

    Дав набор отрицательных черт русского народа, Ципко, видно, чувствует, что допустил перебор. Слишком много уксуса. Надо добавить патоки: "Русская нелюбовь к коллективному труду, нелюбовь к коммунизму нисколько не обедняет его (русский народ – Н.П) духовно, не мешает ему быть добрым, веротерпимым, не лишает его природной смелости, мужества и т. …" Подведя черту и просуммировав качества, которыми наделил нас г.Ципко, получаем образ веротерпимого дуролома, который благодаря таким, деятелям, как А.Ципко,  и

 

1

 

 

прочно обосновался в массовой зарубежной культуре. Философ подводит нас к неизбежному выводу, что с такими человеческими качествами будущее для нас заблокировано: "…с нашей традиционной российской мечтательностью и нашим русским "авось" в современной цивилизации предельного рационализма и предельной расчетливости нам уже не выжить. Тем, кто живет верой, а не умом, нет места в современном мире". Короче говоря, нам нужно срочно меняться.

       Но вот что интересно: о том, что русские должны изменить кардинально свой характер, достаточно подробно писал Н. Бердяев еще в 1915-1917г.г. в статьях, собранных впоследствии в книгу "Судьба России", увидевшей свет в России в 1918г. (Переиздана в СССР в 1990 г.) То было почти 100 лет назад и относилось, естественно, к народу дореволюционного периода.  Но за годы советской власти произошло колоссальное раскрепощение энергии русского и других народов СССР. Мы добились таких успехов, каких никогда не имела Россия в своей многовековой истории. Это знает весь мир. Знают и Ципко, и ему подобные  антикоммунисты. Знают, но упорно не признают очевидные достижения, постоянно говоря о репрессиях, жестокостях коллективизации и индустриализации. Если опять возникла необходимость народу изменять характер, то хорошо бы узнать у Ципко, почему энергичный, деловой народ России опять впал в апатию.    

     Ципко пишет о советской "образованщине", естественно, в негативно-пренебрежительном аспекте, вешая на нее вину за то, что наследники этой "образованщины" и он в том числе "…были насильственно выведены из мощного, бьющего через край потока дореволюционной общественной мысли…". В другом месте призывает "…расстаться с советской "образованщиной" и выросшими из нее мифами об особом русском коллективистском способе производства и жизни".

     Следует напомнить, что термин "образованщина" впервые ввел А.Солженицин ( см. Новый мир, 1991, №5), как замену слову "интеллигенция", имея в виду ту ее часть, которая обладает поверхностными, приблизительными знаниями, что он справедливо считал пародией на образованность. Таких людей он называл образованцами. Еще раньше, в 70-ые годы писатель выступал против "образованщины" - прозападной либеральной интеллигенции. Через полтора десятиления именно она стала ударной силой демократии. (И Ципко в том числе, от чего он и не отказывается). Особенно возмущала А.Солженицына "центровая образованщина" с ее жаждой наград, званий, за что она готова была выполнять все пожелания начальства.

     "Советская образованщина" - это уже придумка Ципко, у Солженицына этого выражения нет. В науке существует правило: вводишь термин новый или мало употребляемый - дай ему определение. Ципко это, конечно, знает, но игнорирует очевидное. Трудно представить другое объяснение этому, кроме как желание туманить читателям мозги своей ученостью.

     Анализируя сочинение Н.Михалкова "Право и Правда. Манифест Просвещенного Консерватизма", философ Ципко, прекрасно понимая путаность

 

2

 

 

определить не только результаты деяний разрушителей, но и установить персональную ответственность конкретных лиц.

     Ни в одном документе не доводилось увидеть, чтобы перестройщики внятно и честно оценили ущерб от своих действий. Разгром народного хозяйства, превышающий разрушения фашистами во время войны, как следствие - недостижение в большинстве отраслей даже уровня 1990г., уничтожение 40 тыс. пионерских лагерей, многих тысяч детских садов, разрушение системы массовой бесплатной физкультуры и многое другое, что привело к деградации общества и особенно сильно и беспощадно ударило по молодежи. Кто ответит за фантастический рост наркомании, проституции - явлений, которых в СССР практически не было? А покинувшие Россию более миллиона самых способных ее граждан? А желание 1/3 опрошенных уехать из страны? Это данные годичной давности, самые свежие - 52%.

     Еще один блок наших повседневных неприятностей: небывалая коррупция, фантастическое социальное неравенство, диктат чиновничества, продажность правоохранительной системы, "суверенная", т.е. очень ограниченная демократия и т.п.

     Всеми этими сведениями переполнена наша жизнь. Люди уже свыклись с пакостными условиями существования и воспринимают их как неизбежное зло. Знает ли об этом Ципко? Знает. Ошибки признал. И сделал интересный вывод: мы, перестройщики, ошиблись, а вы, кто требует "радикальной политической модернизации", должны учесть наш негативный опыт и понять, "…что слом с таким трудом достигнутой стабильности может снова обернуться хаосом, приходом в большую политику идеологов ненависти, расизма".

     Философ не расшифровывает, что такое за зверь "радикальная политическая модернизация". Это что - расширение элементарных политических прав, как-то: возвращение выборности губернаторов, снижение рубежа для прохождения в Думу для партий, облегчение процедуры проведения референдумов, организация реальных парламентских слушаний, строжайший спрос за нарушение выборного законодательства и т. д.? Или он имеет в виду что-то другое? Предполагаю, что Ципко серьезно обеспокоен возможностью изменения вектора развития страны, ее сворачиванием с дороги либерализма. Для таких, как он, это опасно. Какие же его предложения? А все те же: модернизация сознания, отучиться мыслить по-советски, перестать смотреть на мир советскими глазами… Пояснил бы попонятней, что это такое.

     По мнению Ципко "…перестройка №1 должна повлечь за собой перестройку №2, потому что до сих пор не решена задача, которую мы, "слепые поводыри слепых", не осознали: не создан, не выписан образ реального постсоветского человека". Вот оказывается в чем дело. Философ еще не наигрался.

     То, что изменения нужны, в этом нет сомнения у большинства общества. При этом следует проанализировать ошибки и преступления демократов-перестройщиков, которые сегодня тот же Ципко желает выдать за невинные просчеты. Хотели, дескать, как лучше… Но делать упор только на абстрактное

 

3

 

 

"коммунистическом инстинкте русского народа нужен прежде всего сталинистам".

     И, наконец, совершенно неожиданное заключение: "Опасность мифа о "коммунистическом инстинкте" русского народа как раз и состоит в том, что вместо облагораживания души и чувств современного русского человека он их притупляет, замораживает, понижая у людей уровень человечности, способности к состраданию".

     Проблема коллективизма для текущего этапа развития страны особо актуальна. И не потому, что об этом пишет Ципко, тем более, что он ее затрагивает с целью доказать, что приписываемый нам коллективизм - миф. Актуальность темы в том, что коллективизм - это столбовой путь развития человечества и умозаключения Ципко уводят нас в сторону от этого пути.

     Следует также не бездумно шарахаться вслед за Ципко, который коллективизм и коммунизм считает синонимами, и по ходу изложения запросто заменяет одно понятие другим. Коммунизм в узком понимании этого слова (по отношению к труду) - это безвозмездный труд на благо общества. И ни у русского человека, ни у немца или негра исконного природного коммунизма нет. И нашей, русских, национальной чертой коммунизм не является. И спорить тут не о чем. А то, что мы ходили на субботники (трудились безвозмездно на благо общества или конкретного предприятия) и надо сказать, большинство ходило с удовольствием, совершенно не означает, что это стремление трудиться бесплатно сидит в наших генах.

     Коллективизм – это понятие конкретно-историческое. Конечно, капитализму, как общественной формации, присущ индивидуализм, а обществу социалистической направленности - коллективизм. Но из этого делать вывод, что индивидуализм - это хорошо, а коллективизм - плохо, нет никаких оснований.

     На разных этапах развития и у разных народов, в различных географических условиях бывает востребован преимущественно или коллективизм или индивидуализм, а чаще - в различных пропорциях и то, и другое. Возьмем для примера понятие "гражданское общество". Есть разные его определения, но, практически, в каждом присутствуют мысли, что это общество, состоящее из индивидуумов (или индивидуалистов), объединенных на основе подчинения общей цели, что является главным признаком коллективизма.

     В дореволюционной России прекрасно уживались и индивидуалистические, и коллективистские начала. Осваивать территории, которые оставили нам в наследство наши предки, могли только крепко организованные коллективы.

       Север и Сибирь осваивались именно таким способом. У Ципко же другое мнение: "Если бы русский крестьянин не был предельно рациональным, предельно расчетливым, если бы он был коммунистом "по инстинкту", то он не выжил бы в своем противостоянии с русским Севером".

     Кроме русского Севера (говоря так, обычно имеют в виду Европейский Север) есть еще бескрайние просторы Сибири и Востока, а там посуровей, чем в Европе. И осваивать эти земли должны были люди и предельно рациональные, и

 

4

 

 

предельно расчетливые, кто же с этим спорит, но, и это очевидно всем мало-мальски знакомым с обстановкой в этих регионах, осваивать можно только артельно, коллективно. С Севером шутки плохи, отдельному человеку, индивидуалисту там делать нечего.

     Коллективизм, как и индивидуализм, может как поощряться, так и подавляться государственной властью, а также хозяином или управляющим. В зависимости от соответствия этих действий интересам тех, кому принадлежит власть. Таким образом, коллективизма может быть и много, и мало, и врожденные инстинкты здесь ни при чем.

     Одна из оскорбительных выдумок Ципко – негостеприимство русского народа. Известно, что иностранцы, посещавшие нашу страну в течение ее длительной истории, как раз отмечали обратное, указывая, что гостеприимство является одной из замечательных черт людей, населяющих Россию. Ципко, ссылаясь на И.Бунина, утверждает обратное: "Ложки варенья жалеют гостю! Без упрашиваний гость лишнего стакана не выпьет…" Где нашел И.Бунин таких русских, трудно представить. Но Ципко нашел у Бунина то, что хотел.

     А что стоит утверждение, что "…нет более яркого свидетельства русского равнодушия друг к другу, чем история распада СССР". Дескать, знали, что предаете 25 млн. русских, которые окажутся за пределами РСФСР, но все же бросили их. Если бы это я услышал в пивной от пьяных мужиков, то не удивился бы. Но это утверждает ученый, претендующий чуть ли не на знание истины в последней инстанции. Ему ведь известно, что распад СССР - это результат целого ряда событий, многократно анализировавшихся последние 20 лет. Сваливать трагедию страны на равнодушие русских - бесчестно, а еще правильнее назвать это просто враньем.

     Ципковских выдумок полна статья. Ясно просматривается цель автора - доказать, что "…мы, русские, не только не подготовлены к какой-либо самоорганизации снизу, но вообще не любим каких-либо коллективных действий". (Эта цитата приведена им со ссылкой на Г.Успенского). Примеры, доказывающее обратное, можно приводить как из жизни дореволюционной деревни, так и из советской действительности. А есть ли в мире аналоги самоорганизации народа, которую проявил советский народ при организации производства на эвакуированных с запада во время войны предприятиях и налаживании быта миллионов приезжих за считанные дни и недели? Даже при жестком централизованном руководстве, какое имело место, без навыков и желания к самоорганизации это сделать было бы невозможно.

     А вот еще один эпизод, которым Ципко пытается доказать идиотизм наших предков, гены которых, как он намекает, достались нам. Ссылаясь опять на Г.Успенского, который рассказывает, что в некоей деревне в Новгородской губернии кулаки скупали сено у крестьян по 5-10 коп. за пуд и потом продавали его по 30 коп. и более. Крестьяне бы и сами продали сено в городе за эту цену, но проехать мешало болото, которое тянулось на четверть версты. А засыпать его 26 дворов, из которых состояла деревня, могли бы за два воскресенья. Но

 

5

 

 

крестьяне это не делали, теряя просто очевидную всем выгоду. Чистые идиоты! Никуда не годный народ.

     А если бы Ципко чуть-чуть подумал, то увидел бы, что дело в описываемом Г.Успенским  случае выглядит, очевидно,  по-другому. 5-10 коп за пуд - это, скорее всего летняя цена. Есть ли дорога, нет ли ее, а летом дороже за сено не давали. Могли бы крестьяне подождать до зимы (болото бы замерзло) - продали бы сено по 30 коп. Но нужны были деньги, и кулаки их ссужали крестьянам. Случай типовой в капиталистическом мире.

     Кроме очевидных нелепостей, завернутых в наукообразный фантик, у Ципко в статье присутствует и набор банальностей. Утверждает, например, что крепостное право - зло. Свежая мысль! Или вот образчик мудрости: "Русский крестьянин, как и любой другой крестьянин, работая на земле, преследовал прежде всего личный интерес, искал собственную выгоду". Найдем ли мы хоть одного человека, кто бы возражал против этого?

     Изысканиям Ципко свойственна свободная подмена понятий, выдумывание утверждений, которые неизвестно кто высказал, и блестящее их опровержение. Пишет, например, о лживости мифа о русских, как о "народе-коммунисте".

     Известно, что это точка зрения славянофилов. Но нужно ли нам 150 лет спустя муссировать эти ветхозаветные сведения? Кто сейчас утверждает это? Назовите фамилии, их аргументацию, с ними и сражайтесь. Но вот беда, таких примитивных современных противников нет. Поэтому безбоязненно, не рассчитывая получить сдачи, Ципко надсмехается над славянофилами.

     Он пишет, что разграбление помещичьих усадеб "…со всем, что несло на себе печать красоты, камня на камне не оставили ни от славянофильского мифа о "народе-богоносце", ни от народнического мифа о "народе-коммунисте".

     Да, не оставило. Кто ж спорит? Но не оставило в головах у тех, кто эти мифы сочинял. Но Ципко сообщает об этом с другой целью - еще раз подчеркнуть не "коммунистический", а мародерский характер народа. А как, г.Ципко,  должен был вести себя народ, безграмотный, поротый и унижаемый несколько веков бездельниками, которые жили за его счет и создавали эту красоту? Трудно предположить другие варианты поведения кроме разрушения и разграбления.

     Но Ципко продолжает свою линию, разоблачая уже внуков и правнуков тех русских крестьян-общинников, т.е. советских рабочих и колхозников, которые в 1991-1992 гг. растащили брошенные колхозы и промышленные предприятия. Их «тотальное мародерство» (по словам Ципко) видели все нынешние адепты "русского коммунизма".

     Из всех живущих в нашей стране по меньшей мере 2/3 хорошо помнят то время тотального грабежа общенародной собственности, организованного ее руководством - Б.Ельциным и его командой. Грабили масштабно, присваивая государственное имущество на миллиарды долларов. А то, что видел Ципко - умыкание тракторов и снятие в цехах плитки со стен по сравнению с воровством начальства - даже не капля в море, а еще меньше! Ципко, видимо, считает, что народ должен был проявлять свои "коммунистические качества" (им

 

6

 

 

высмеянные) и в отличие от ворья-начальства сохранить свои предприятия. Но ведь к такому поведению, т.е. к разрушению всего советского, народ целенаправленно подготавливался теоретиками во главе с А. Яковлевым. И Ципко в этой компании был не последний человек.

     Но и здесь Ципко в очередной раз сознательно искажает действительность. Он видит то, что хочет видеть, и игнорирует все, что не вписывается в его домыслы. А ведь жизнь давала массу примеров сохранения предприятий в условиях, когда коллективу работников и надеяться-то было не на что. Один из них – градообразующее предприятие в г. Переяславль-Залесский в Ярославской области (120 км от Москвы) – бывший завод по производству кино- и фотопленки, неминуемо приближающийся к банкротству. Но коллектив сохранил здания в прекрасном состоянии, а это 340 тыс. кв. метров производственных прощадей со всеми инженерными коммуникациями. Сейчас на этих площадях наблюдается буквально промышленный бум. (Эксперт, №24, 2011г.)

     Сохранилось, как производственные единицы, множество колхозов, изменив свою юридическую форму. А разве мало примеров сохранения предприятий ВПК, буквально разоряемых безразличием к ним власти? Телевидение, радио, газеты сообщали о таких случаях неоднократно. Ципко, конечно, знает об этом. Но эти примеры не для него, они не подтверждают отсутствие у нашего народа склонности к коллективному труду.

     Анализ Ципко хронологически не поднимается выше событий коллективизации 30-х годов. И это не случайно. Он не может не знать, что в 60-ые и 70-ые годы уделялось колоссальное внимание и в теории, и на практике разработке проблем социалистического производственного коллектива. Но эти вопросы и способы их решения Ципко не нужны, они не вписываются в его концепцию отрицания положительного отношения граждан России к коллективному труду.

               В советское время существовали трудовые коллективы, где удачно сочетались коллективистские начала с индивидуализмом. Примеров этому немало. Был, например, широко известен в стране московский автотранспортный комбинат, которым руководил Г.Л. Краузе, ставший впоследствии Почетным гражданином г. Москвы. Подобные предприятия были в строительстве, сельском хозяйстве, промышленности.

     Но, однако, советский коллективизм в целом имел недостаток, во многом сводящий на нет его очевидные преимущества: для индивида нередко появлялась возможность паразитировать за счет коллектива, выполнять работу полегче, получать зарплату побольше. Люди же, настроенные на высокоэффективную работу и имеющие соответствующие этому способности, получая почти равную с явными лодырями зарплату, теряли активность, начинали лениться и пополняли ряды безынициативных работников.

     На стадии постиндустриального развития коллективизм востребован как объективная необходимость, условие повышения эффективности труда,

 

7

 

 

углубления принципов демократии и в конечном итоге как гарантия укрепления социального мира в обществе.

     В 2009г. Нобелевский комитет присудил премию в области экономики Элинор Остром (США) за разработку проблем коллективного управления ресурсом совместного пользования. Э.Остром предприняла удачную попытку оспорить распространенное среди экономистов мнение о том, что коллективная собственность управляется плохо и поэтому она неэффективна. Весьма интересен фант – российские средства массовой информации это событие полностью проигнорировали.

     Предприятий с коллективной собственностью работников в мире многие десятки тысяч. Более 10 тысяч их только в США. В 1998г. Госдумой был принят федеральный закон «Об особенностях  правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий). В России зарегистрировано таких предприятий около 130,  все они успешно работают. Но их функционирование не соответствует либеральному курсу, по которому следует страна. Именно поэтому о них молчит и правительство, и СМИ. Но это уже отдельная серьезная проблема, обсуждать которую следует не скороговоркой. (Подробнее это тема освещена в моей статье в журнале «Наука и жизнь» за 2007г., № 4 «От мотивации труда к управлению обществом»).        

     Многословные рассуждения Ципко, обосновывающие существование мифа о коммунистическом инстинкте русского человека, как уже отмечалось выше, лишены смысла. Говорить нужно о менталитете народа, под которым подразумевается память народа о прошлом, психологические особенности поведения нации, сложившиеся под воздействием географических, экономических, исторических условий.

     Причем некоторые ученые считают, что в наше время "…основная тенденция становления русского менталитета - постепенное и неуклонное движение к индивидуализму, в сторону американизированной ментальности". (Всеобщая история менеджмента, М., с.351) Тенденция отмечена может быть и правильно, но следует учесть некоторые детали. (А дьявол, как известно, кроется именно в деталях). Индивидуализм не укоренился у нас, как основа формирования личности, повышение ответственности за свою судьбу и судьбу государства, т.е. не стал ресурсом укрепления общества, сложенного из модернизированных его клеточек – усиленных индивидуумов.

     Российская ментальность не является результатом механического сложения культур Востока и Запада, но имеет и свои черты (самобытные, как бы ни оспаривал их г.Ципко), сформировавшиеся в условиях, которых другие народы мира не имели. В нас уживаются прямо противоположные качества. Наш человек может быть и ленивым, и фантастическим трудоголиком, и нетерпеливым (торопыгой), и выдержанным и неспешным, и экономным, и расточительным - все зависит от ситуации.

     Ципко пишет, что "…душа и советского, и постсоветского человека остается тайной за семью печатями". Трудно придумать хоть какое-то обоснование для

 

8

 

 

этого утверждения. Из чего состоит душа - пускай думает Ципко, но факт очевидный - главные характерные черты российского человека остаются неизменными на протяжении веков: фантастическое терпение, жертвенность, самоотверженность, высочайшая приспособляемость. Эти черты сознательно или интуитивно эксплуатировались властями и при царе, и в советское время и особенно интенсивно и беспардонно - в новейшее время нашими реформаторами. Ни в одной из стран Запада невозможно представить невыплату зарплат, пенсий, детских пособий в течение многих месяцев. А у нас в 90-ые годы это было обычным явлением. При этом протесты людей были или слабые и вялые, или отсутствовали вообще, а из властных и руководящих хозяйственных структур никто за это не пострадал. Мир удивлялся.

     Дуализм русского характера отмечали многие авторы, объясняя это не столько синтезом культур Востока и Запада, сколько особенностями места проживания русского народа. "Рваный" темп жизни, обусловленный суровым климатом, чрезвычайное трудовое напряжение летом и леность, сохранение энергии в долгий зимний период.

     Ципко считает, что либеральный курс – это и есть правильный путь, и движение в этом направлении надо ускорить, но «...шоры нашего советского интеллигентского самосознания... не дали нам возможность... подготовиться к новому русскому миру, где во главу угла снова будут поставлены интересы прибыли» (статья №1) (подчеркнуто мной – Н.П.)

     Мысль ветхозаветная, но для Ципко, видимо, она является опорой всей выдуманной им конструкции будущего общества. То, что надо работать рентабельно, прибыльно – не дискутируется, это верно всегда и везде. Но что во главе угла предпринимательства не должна быть прибыль, в отличие от Ципко прекрасно понимал еще «махровый» капиталист Г.Форд, о чем и написал почти 100 лет назад в книге «Моя жизнь. Мои достижения»: «Работу на общую пользу ставь выше выгоды. Без прибыли не может держаться ни одно дело. Но доходность должна получиться в результате полезной работы, а не лежать в ее основании». Г.Форд разъяснял: «Делать дела на основе чистой наживы – предприятие в высшей степени рискованное. Это род азартной игры, протекающей неравномерно и редко выдерживаемой дольше, чем несколько лет. Задача предприятия – производить для потребления, а не для наживы или спекуляции».

     Увы, в нашей повседневной действительности критерием успеха и стремлением и человека, и каждой организации уже стало получение прибыли. В уставе всех коммерческих предприятий (исключения я не видел) главной и основной целью обозначено получение прибыли. В официальных документах о развитии на перспективу (среднесрочную и долгосрочную) даже в очень крупных организациях первым пунктом записано получение максимальной прибыли.

     Так что, «интересы прибыли», г.Ципко, уже поставлены во главу угла в нашем капиталистическом обществе. Совет ваш запоздал. Именно интересам

 

9

 

 

получения прибыли, интересам наживы были подчинены действия перестройщиков (демократов, либералов), пришедших к власти в России. Этим интересом обусловлена и приватизация государственной собственности, и принятие многих законов в пользу самых богатых. Деформация морали, когда значимость человека в обществе и его возможности добиться справедливости целиком зависят от его материальных возможностей – это все свидетельства того, что «интересы прибыли» уже давно правят бал в нашем государстве. Желание как можно больше хапнуть, эффективно реализованное нашей элитой, вынуждает и других стремиться к тому же. По этим правилам стали жить и те люди, профессии которых не совместимы с таким подходом: прокуроры, судьи, врачи, милиция, учителя.

     Но, может быть, взгляды Форда устарели? На дворе ведь ХХI век. Вот мнение на эту тему современного успешного бизнесмена. Сергей Брин, выходец из России, основатель компании «Google» и создатель одноименной поисковой системы в Интернете, считает, что преуспеть можно, только не думая о деньгах. Причину своего успеха он видит в том, что его «...компания всегда стремилась делать вещи, приносящие как можно больше пользы окружающим людям. Это главный посыл всех разработок – думать в первую очередь о своих пользователях, а не о деньгах, которые мы можем «из них» получить». («Аргументы и факты», №22, 2008).

     Известный российский политик, Г.Явлинский утверждает, что постановка на первое место прибыли при безразличном отношении к результату деятельности стало укоренившимся принципом в экономике России. Он доказывает, что этот подход гибелен для страны. («МК», 15.09.2011)

     Создается впечатление, что, призывая во главу угла поставить интересы прибыли, Ципко не очень понимает, о чем пишет. Предполагаю, что он в этом случае имел в виду эффективность. Еще в 1989г. философ писал: «...нам еще три года назад доказывали теоретики социалистической целостности (фамилии теоретиков Ципко, как обычно, не указывает – Н.П.), даже убыточный совхоз по своим социальным достоинствам на десять ступеней выше самого эффективного фермерского хозяйства». (Наука и жизнь, №1, 1989г., с. 53). Он фактически высмеивает это утверждение, не пытаясь разобраться в сути проблемы, заключающейся в том, что существуют различные критерии сравнения: чисто экономические и социальные. И сопоставлять итоги работы предприятий следует по идентичным показателям.   ( Это очень коротко и понятно разъясняет, например, А.А. Зиновьев. См. Распутье. М., 2005г., с.: 233,234).

     Ципко в свойственной ему манере, не указывая конкретных имен, заявляет, что ему непонятно «...почему российская патриотическая общественность была шокирована признанием нынешнего руководства нашей страны, что большевистский режим, в частности, сталинский режим, был тоталитарным» (Статья 4).

     Да, он был тоталитарным, и не знаю, кого это шокирует, г.Ципко. Но из этого еще не следует вывод, что между фашистским и большевистским режимами нет

 

10

 

 

разницы. Доказывая их схожесть, Ципко приводит многократно и до него используемый штамп, что, дескать с точки зрения ценностей гуманизма для человека безразлично, от чьих рук умереть: от следователя НКВД или от следователя СС.

     Рамки статьи не позволяют многословно дискутировать на эту тему. Порассуждаю коротко. Есть ли разница между подзатыльником отца и ударом по голове в дворовой драке? Боль ведь такая же. А разве мало примеров, когда люди за великое благо почитали умереть за Родину, а не на стороне ее врагов? Ведь и в том, и в другом случае человек лишается жизни. Не все так примитивно просто, г.Ципко.

     Но Ципко представляется, что в этой теме он крепко держит бога за бороду. Продолжая играть роль учителя или верховного судьи, позволяет себе упрекать С.Кара-Мурзу в дефиците философской культуры. Он, дескать, не понимает элементарщины, что сущность идеала характеризует способ его воплощения. Он поучает: «Сам факт, что идеал приходится воплощать в жизнь при помощи насилия, означает: идеал изначально ложен, он направлен против человека и человечества». Утверждение примитивно и упрощенно.

     Насильственное воплощение идеала не является доказательством его ложности. Насильно заставляют ребенка  заниматься музыкой. В результате нередко он становится известным музыкантом. Практически насильно, вопреки мнению чуть ли не 90% населения власть отменила смертную казнь за особо тяжкие преступления. Т.е. она насильно реализует гуманитарный идеал. Он что, ложен? И таких примеров можно привести немало. Причем они не будут противоречить утверждению Аристотеля (на него ссылается Ципко), что «форма существенна».

     Статья Ципко полна «открытий» и голословных, бездоказательных утверждений. Вот еще один образец: «Большевики совершили больше преступлений против человечности, чем национал-социалисты...» Никаких доказательств. Принцип известный – плюнуть первым. Я сказал, а вы опровергайте, если сможете. «...У большевиков, и прежде всего у Сталина, хватило ума окончательно отказаться от марксистской идеи уничтожения семьи...» - мне представляется картина: Ципко, человек могучего ума,  покровительственно хлопает по плечу Сталина, а рядом стоят руководители-большевики с восторгом смотрят на титана мысли.

     «И марксисты, и национал-социалисты были расистами, ибо они одних людей наделяли всеми возможными достоинствами, а других лишали всех человеческих достоинств». Здесь явная подмена понятий, а правильнее – подтасовка. И Ципко это прекрасно понимает. Он знает, что суть расизма заключается в утверждении о физической и психической неравноценности человеческих рас, что было официальной идеологией фашизма. Марксизм же доказывает прогрессивность пролетариата в силу условий, связанных с его общественным положением. Точно так же обосновывалась особая роль буржуазии в период феодализма. Читайте, г.Ципко, повнимательней «Манифест коммунистической партии». А как бы

 

11

 

 

оценил Ципко поведение наших российских хозяев жизни, в открытую называющих «работяг» быдлом? Это что, тоже расизм? (По Ципко – классовый расизм). По-моему, - обычные хамство и наглость.

     Суть намерений Ципко в том, чтобы от критики марксизма протоптать дорогу к отрицанию всего советского. Практически каждый абзац статьи вызывает отторжение наличием откровенных неприкрытых инсинуаций. Ципко постоянно называет белое черным, а черное – белым. От необходимости возражать по вполне ясным вопросам наступает усталость и отупение.

     «...Если Россия хочет быть Россией, ...а не оставаться «совдепией», ...то она должна научиться мыслить в категориях добра и зла, вернуть себе чувство сострадания к бедам и болям ближнего». Вся суть перевернута. При социализме как раз и были такие отношения, а сейчас, при капитализме – каждый за себя и на помощь ближнего рассчитывать не приходится.

     «   Мы до сих пор не можем понять главного: в самих коммунистических идеалах ничего красивого и возвышенного не было». И еще: «...непонятно, чем учение Карла Маркса о коммунизме могло привлекать на протяжении более ста лет интеллигенцию...?»

     Пояснения и ответы дать несложно. Но еще проще и правильнее отослать читателя к многочисленным работам самого г.Ципко, написанным до середины 80-ых годов, в которых он прославляет марксизм.

     Пятая статья начинается с очевидной лжи: «Россию захлестнула волна сталиномании». Доказательств, как обычно, не приводится. Фраза нужна, видно, для обоснования актуальности темы.

     Причина ностальгии по социализму у большинства российского народа (по Ципко – живучесть коммунистических воззрений) вызвана мерзостями повседневной капиталистической действительности, ощущением, что Ельцин и К* людей попросту обманули. Ципко в принципе с этим согласен. Но как обычно, его опять тянет немного приврать: «На обыденном уровне до сих пор справедливость связывается с уравнительностью...». Никакими цифрами не располагает. Опять та же логика: «Есть мнение». Справедливость, г.Ципко, связывают не с уравнительностью, а с равенством всех перед законом, с созданием равных стартовых условий для всех граждан государства, т.е. с тем, что в современной России отсутствует полностью. Зачем же, г.Ципко, оценивать своих соотечественников, как каких-то недоумков? Но философ упорно гнет свою линию: «Народ, который наивно верит, что можно достичь полного равенства, навсегда преодолеть различия между богатыми и бедными, отказаться от экономических стимулов к труду: денег, собственности и т.д. попросту лишен здравого смысла, а стало быть, и шансов выжить в нынешнем абсолютно практичном, построенном на предельной целесообразности мире». Это не народ, а Ципко наивно верит, что есть такой выдуманный им народ. Давно, видно, с народом не общался.

     А. Ципко в очередной, уже который раз, подчеркивает «противоестественность и большевистской идеологии, и большевистского

 

12

 

 

эксперимента». На эту тему написаны многочисленные серьезные работы, в которых доказывается закономерность, а не противоестественность пути, избранного народом в 1917г. Но полемизировать с ними Ципко почему-то не берется. Наши контрреволюционеры (Ципко один из них) последние 20 лет активно вводили в оборот словосочетание «большевистский эксперимент», называя так советский период. Это неверно с позиций и теории, и практики. Эксперимент ли это, рассудит история через столетия. А практика протестует и сейчас: нельзя в порядке эксперимента стать второй сверхдержавой мира.

     Ципко не дает покоя наша победа в 1945г. и связь ее с понятием «социализм» и с именем И.Сталина. Он силится доказать недоказуемое, что наш народ победил фашистскую Германию не благодаря социалистической системе, а вопреки и ей, и Сталину. Для краткости ответа на ципковские инсинуации сошлюсь на фронтовика, известного философа и социолога А.Зиновьева: «Да, войну вел и одержал победу народ. Но не просто какой-то абстрактный народ, а народ советский. Подчеркиваю: советский! А советский народ – это народ, совершивший в 1917 году величайшую в истории человечества социальную революцию. Народ, ставший первооткрывателем нового пути социальной эволюции, качественно отличного от всего того, что до этого знала мировая история. Народ, построивший коммунистический социальный строй, оказавший влияние на ход всей мировой истории. Народ коммунистически образованный и воспитанный. Народ, возглавлявшийся коммунистической партией и высшим руководством во главе со Сталиным. Это – исторический факт, игнорирование которого означает преднамеренную фальсификацию истории». (А.Зиновьев, Распутье. М.,2005, с.267). И еще: «В годы войны ни у кого в мире (за редким исключением) не было на этот счет никаких сомнений: подавляющее большинство советских людей сражалось за советскую (подчеркиваю – советскую!) Родину». (там же, с.269).  Короче и точней сказать трудно.

     А.Ципко стал известен широкой публике после публикации в журнале «Наука и жизнь» в 1988-1989г.г. статей под названием «Истоки сталинизма». Будем объективны – автор провел серьезное исследование актуальной проблемы. Но даже в этих статьях во времена вседозволенности, когда можно было без опаски критиковать любые авторитеты, Ципко весьма уважительно относился к положениям марксизма.

     Статьи в том же журнале в 2011г. – это не исследование, а попытка обосновать заранее намеченный результат. Учитывая опытность автора, его умение манипулировать фактами, этот материал представляет реальную опасность для объективного понимания социально-экономических процессов, происходящих в нашей стране. Он «работает», без сомнения, во вред России, ее будущему.

       Только закончил писать свои впечатления о пятой статье А.Ципко, считая ее последней в ряду опубликованных  в "Науке и жизни" в 2011г., как появилась в двенадцатом номере еще одна: "Россия для русских - игра со смертью". Слава богу, автор известил, что она действительно последняя,

 

13

 

 

"заключительная в цикле об идеологических противоречиях и мифах в современной России".

       Отношение к этой статье Ципко двойственное. С одной стороны - он отстаивает некоторые очевидные истины и в этом абсолютно прав, а с другой - его доказательства сопряжены с наукообразными многословными наворотами и с постоянно витающей над всеми его рассуждениями маниакальной идеей: "Во всех сегодняшних проблемах и трудностях виноваты большевики и советская власть". Это его главный тезис, смысловой стержень, на котором держится вся конструкция его статей. Плюс к этому постоянные, легкие, но хорошо заметные поклоны в сторону существующей власти даже в том случае, если он ее вроде бы подвергает критике. Мне думается, что именно перманентная лояльность к власти делает возможным постоянное мелькание его в программах многих телепередач, на страницах газет и журналов.

       Ну, а теперь по сути дела. А.Ципко пишет, что идея создания этнической республики русских, лозунг: "Россия - для русских" - равнозначно призыву к ликвидации российской государственности и русского народа. Найдите среди нормальных людей тех, кто с этим не согласен. Ципко находит и борется с ними увлеченно и самозабвенно. Доказывает реальность этой страшной опасности тем, что, дескать, во времена СССР тоже недооценивали возможность распада страны, запрос на суверенитет РСФСР. А вот свершилось же! Поэтому терять бдительность нельзя, говорит Ципко.

       Его надуманные опасения можно развеять в духе старой байки о том, как на вопрос грозного начальника: "Почему не было салюта?" подчиненный начинает перечислять причины, среди которых - "не было пороха". И она одна исключает необходимость называть другие: все понятно и без них.

       Похожий случай с Ципко. Если в 1991г. существовала техническая возможность отделения РСФСР от остальных республик СССР: все они располагались по периметру государства, были разделены хоть и в значительной мере условно прочерченными, но все же четко закрепленными на карте границами, то сейчас даже ставить вопрос об административном выделении государства с русским населением просто нелепо. Это невозможно чисто технически. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на карту России. Вычлените мысленно все территории с нерусским населением и вы увидите, что "…останутся одни лохмотья, ибо национальные республики занимают у нас значительную часть РФ". Это слова Ципко, он прекрасно понимает абсурдность описываемой ситуации, но почему-то считает возможным многословно доказывать очевидную истину.

       "Цель моих заметок - не полемика с идеей о том, что тайна русской истории заключена в особых русских генах" - пишет Ципко. После этого читатель ждет, что автор ответит, в чем же его цель. И ждет напрасно: ответа нет. Предполагаю, что философ видит свою цель в доказательстве утверждения: "…не кровь, а самосознание определяет современные этносы…" Мысль ветхозаветная, усвоенная давным-давно даже и не специалистами, а вполне

 

14

 

 

рядовыми гражданами. Но Ципко считает, что это нужно доказывать, что он и делает в борьбе с историками В.Соловьем и А.Самоваровым, легко побеждая их.

       Как отмечалось выше, конек Ципко во всех его печатных работах – каким-либо образом уесть большевиков и советскую власть. Он и в этой статье седлает своего испытанного скакуна. Пишет: "…большевики победили, прежде всего, потому, что у великороссов было слабо развито этническое национальное сознание, чувство общности по крови, что у крестьян классовая ненависть к дворянству была сильнее общности кровного родства".  Глобальные причины победы большевиков, конечно, не в этом. На эту тему есть серьезные исследования, и сейчас заниматься их анализом просто нецелесообразно. Однако, то, что утверждает Ципко, имело место, отметать это было бы неправильно. А вот то, что он написал десятью строчками выше, никак не согласуется с этим его утверждением. Читаем: "Этническое русское национальное самосознание - это продукт советской системы, советской переделки русского, православного человека".

       Получается, по Ципко, что сначала большевики воспользовались слабо развитым этническим самосознанием великороссов и победили в борьбе за власть, а затем эту слабость (т.е. оружие своей победы) ликвидировали, выработав некое самосознание, как "продукт несомненной усталости русских от строительства СССР", а значит, по мнению Ципко, явно ущербное. Нелогично, зато мудрено и запутано.

       Ципко остается  верен и своей манере - бездоказательности утверждений. Очередной пример: "…вы увидите (на что, кстати, никто до сих пор не обращал внимания), что русский национализм крови мог  появиться только после большевистской России, после советской попытки дехристианизации России".

       Вся природа советской власти отрицает так называемый "русский национализм крови". Ее (власть) справедливо было бы упрекать в интернационализме в ущерб "русскости". А как после интернационализма (по Ципко - только после него) мог появиться русский национализм крови, знает, видимо, один Ципко. Обращает на себя внимание и текст из цитаты, что заключен в скобки. Это - очередное "открытие" Ципко. Никто, оказывается, не заметил, а он единственный обратил внимание. Не заметили, видимо, потому, что нечего было замечать.

       Ципко не пропускает случая лягнуть марксизм, даже выдумывая для этого искусственные словесные конструкции: "…русский национализм, как и марксизм, является идеологией   слабых, носит защитный характер". То, что национализм (любой и не обязательно русский) - это проявление слабости нации, а не ее силы, отмечали многие, в том числе и академик Д.Лихачев. Эта истина очевидна. Но причем здесь марксизм? Слабость национализма отождествлять с марксизмом - типичная научная недобросовестность. Ципко  знаток и многие годы пропагандист марксизма хорошо знает, что марксизм  -

 

15

 

 

идеология атакующего, сильного класса, на первых порах в полной мере не осознающего свою силу, а не слабого и обиженного.

       Статья, как и все предыдущие, плотно напичкана очевидными выдумками. "Большевики выиграли, ибо вместо орудия духовного и прежде всего морального самосовершенствования, вместо освобождения себя от зависти к чужому успеху они предложили русскому человеку топор и вилы и, самое главное, право участвовать в «расправе», право убивать тех, кто своим умом, талантом, образованностью напоминал миллионам русских о том, как много надо с собою сделать, чтобы стать вровень с ними, с успешными». Злостная ложь этого утверждения раскрывается без труда. Чтобы стать вровень с «успешными», нужно, чтобы эти успешные, т.е. власть, создали равные стартовые условия для развития всем гражданам страны. Но вот именно этого-то успешные и не желали, потому что хорошо понимали, что главное условие нахождения их во власти – это темнота и бескультурье народа.

       Читатели, мало-мальски знакомые с российской историей, знают, что, например, в 1887г. в царствование Александра III вышел так называемый «указ о кухаркиных детях», который резко ограничил доступ к образованию представителям низших сословий. Он предписывал при приеме в гимназии воздержаться от «поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». Кроме того, плата за обучение была поднята в разы и стала неподъемной для бедных людей даже и не из «черного сословия». Как эти действия царского правительства перекликаются с современной ситуацией, созданной российской руководящей элитой, когда лучшее образование, лучшее медицинское обслуживание, лучший доступ к культуре напрямую зависит от материального положения людей! Уверен, господин Ципко хорошо это понимает и вольно или невольно служит интересам власти, убеждая народ не добиваться изменения этого положения, а заниматься «моральным самосовершенствованием».

       Следовало бы также напомнить г.Ципко, что эти «успешные» в большинстве своем вели праздный образ жизни с того времени (1762г.), когда император Петр III освободил дворянство от обязательной государственной службы. Впоследствии была издана масса законоположений в пользу дворянства. Введен институт Земских начальников (1889г.), которые назначались министром внутренних дел из местных дворян-помещиков и осуществляли административно-полицейский контроль над крестьянами: следили за соблюдением порядка, сбором податей, могли сажать крестьян под арест, подвергать телесным наказаниям. Практически были восстановлены прежние дореформенные (1861г.) права помещиков по отношению к крестьянам.

       Чтобы пробиться «черной кости» к светлой жизни через все выстроенные правительством барьеры одной ципковской духовности было бы явно

 

16

 

 

недостаточно. И еще интересный факт: большевиков в  начале 1917г. было всего 10-15 тысяч, массы в России их практически не знали, и поэтому маловероятно, что «топор и вилы» народ взял в руки под их влиянием.

       Марксизм, созданный его основоположниками на западном материале и перенесенный на российскую почву, в наше время критически переосмысливается. Это закономерный процесс и он справедлив для любых учений, а не только для марксизма. Ципко – в первых рядах переоценщиков.        «Социобиологический примордиализм»* есть последняя ступень в развитии марксистской мысли в России» - пишет Ципко, не утруждая себя, как обычно,  никакими доказательствами. Читатель, попытайтесь составить собственное представление по этому вопросу хотя бы на основе кратких сведений, данных в указанном примечании. По моему же разумению марксизму соответствует эволюционно-историческое направление примордиализма, но никак не социобиологическое, даже если его сторонниками объявляются люди, называющие себя марксистами.

       Далее философ развивает мысль о виноватости русского народа (в его сочинениях это не раз маниакально повторяемое утверждение): в 1917г. в потере совести, традиционного уклада жизни, религии своих предков и т.д. во имя идеалов  коммунизма и мечты о рае полного и окончательного равенства, а в 1991г. -  в том, что «...русские предали и свою историю, и свои (совместные с «братскими народами») победы во имя того, чтобы самим, без украинцев и белорусов, пользоваться нефтью и газом Сибири». Трудно подобрать адекватные выражения для оценки этих утверждений.

       Общеизвестно и вряд ли кто будет спорить, что любой народ несет ответственность за все свои деяния. Русский, советский народ «виноват» в революциях 1905 и 1917г.г., коллективизации и индустриализации, в победе над фашистской Германией в войне 1941-1945г.г., в выдающихся космических достижениях, в развале СССР, а также во всем, что происходило на нашей земле.

 

______________

*Это понятие, на мой взгляд, требует пояснения, поскольку знакомо только специалистам. А.Ципко в статье его широко использует, не раскрывая сущности. Примордиализм – (от лат. primordial – изначальный) рассматривает этнос как первозданную общность людей, имеющую особые неповторимые признаки, позволяющие определить принадлежность человека к тому или иному этносу и отличить один этнос от другого. В отечественной науке большинство авторов разделяет примордиалистские теории на два направления: социобиологическое и эволюционно-историческое. Представители социобиологического направления примордиализма трактуют этничность как изначально данную, органичную, неизменную и свойственную для биологического вида homosapiens характеристику человеческих сообществ, считают, что осознание своей этнической принадлежности изначально заложено в генетическом коде человека с момента его рождения, соединяя людей в особые биологические (кровно-родственные) сообщества, и что именно эта биологическая сторона человеческой природы и обуславливает многие связанные с ней явления общественной жизни. Сторонники  эволюционно-исторического направления примордиализма рассматривают этносы и этничность не как природные, а как социальные сообщества и категории, сложившиеся в результате общественно- исторического развития.

 

17

      

 

Но если, абстрагируясь от оскорбительных и простовато-примитивных выражений Ципко, попытаться обозначить виноватых в тех прегрешениях, которые он инкриминирует русскому народу, то необходимо вспомнить, прежде всего, об активной части общества, так называемой элите.

       Во все времена в России и в СССР (также и в других государствах) принадлежность к элите характеризуется по двум признакам: талант, способности, интеллект, превышающие средние показатели социума, и обладание реальной властью (что не отрицало выдающихся интеллектуальных качеств, но и не было обязательным для начальствующего слоя).

       Соотношение двух групп признаков принадлежности к элите для разных периодов нашей истории менялось весьма существенно. На мой взгляд, в советское время (в его лучший период – 60-70-е годы) их сочетание было близко к оптимальному: большинство людей, обладающих властью, были носителями недюжинных способностей. В девяностые и нулевые годы на вершину власти поднялись люди (это относится ко всем уровням управления: от района до руководства страны), причины выдвижения которых простому человеку понять было затруднительно. Но как бы то ни было, они стали руководящей элитой, т.е. движущей силой реформ и ответственными за судьбу страны.

       В конечном итоге, хоть и всегда верен тезис, что «во всем виноват народ», все же успехи и неудачи «обеспечивает» не абстрактный народ, а вполне конкретные люди – его элита.

       У Ципко, да и почти у всех критиков советского периода нашей истории,  подход к достижениям и недостаткам в стране избирательный: если что хорошо, - то это заслуга исключительно народа (индустриализация, победа в войне 1941-1945г.г., космос), если плохо (коллективизация, период начала войны, репрессии и т.д.) - то виноваты большевики, КПСС, советская власть.

       Ципко в этой статье, как видим, пошел дальше: во всем плохом с его точки зрения виноват русский народ. В какой-то мере его логика мне понятна: вину русских он выпячивает, обличая русский национализм. Я уже отмечал, что не вижу в лозунге «Россия для русских» в отличие от Ципко смертельной опасности для государственности России хотя бы потому, что его реализация  технически невозможна. Но при этом мне очевидна актуальность и полезность критики русского национализма со стороны Ципко в том аспекте, который философ явно не имел в виду.

       Упомянутые в статье Ципко книги националистического толка – это всего лишь малая часть подобной литературы. Ее значительно больше, и вред ее я вижу,  в отличие от Ципко в том, что эти сочинения указывают народу ложные цели, уводят в сторону от поисков решения актуальных социально-экономических задач (как-то: изменение радикального либерального курса, ликвидация беспрецедентного социального неравенства, корректировка последствий грабительской приватизации, развитие реальной демократии и т.д., и т.д.)

 

18

 

 

Националистическая литература, в том числе и та, которую подробно анализирует Ципко (Соловей В.Д. Кровь и почва русской истории. – М. 2008, Самоваров А. Перспективы русского национализма: национализм с человеческим лицом. – М. 2008) вполне подпадает под статьи федерального  закона «О противодействии экстремистской деятельности». И если бы власть захотела, то могла бы привлечь к уголовной ответственности ее авторов. Имел же место случай обвинения в экстремизме, отраженный во многих СМИ в 2011г. девушки за стихи, критикующие власть в некоем провинциальном городе Р.Ф. Подобные действия граждан властям кажутся опасней, чем пропаганда национализма.

       И это четко обозначенное отношение властной элиты к проявлениям русского национализма показывает явную ненужность и картинность того ожесточения, с которым обрушивается на них г.Ципко. Развенчивая социобиологический примордиализм В.Соловья, Ципко с увлечением хлещет по щекам русский народ: в 1905г. после Манифеста 17 октября «...русские проиграли высоты власти и в бизнесе, и в адвокатуре, и в СМИ...», «...после демократических реформ начала 1990-х, ситуация повторилась. По крайней мере, в 1990-е, в эпоху Ельцина, этнические русские оказались в массе неконкурентными в сравнении с другими народами РФ и в борьбе за высоты в  бизнесе, за контроль над СМИ, телевидением».

       Пытаясь как будто бы показать, что у русских нет оснований для националистических требований, т.к. сами, дескать, виноваты в своих бедах, Ципко фактически оскорбляет русских, как нацию, внушая, что у нее в отличие от других этносов нет нужных способностей для комфортной жизни в рыночных условиях. Особо подчеркну: упрекает не властную элиту, втащившую народ в рынок (правда, при попустительстве многих людей, – и  здесь я солидарен с Ципко), а весь народ.

       Утверждая, что у «идеологов национализма крови нет веры в русский народ», г.Ципко по сути дела сам стоит на тех же позициях, формируя у русских комплекс неполноценности. Показывая проигрыш русских, Ципко, вероятно, не задумывается, а почему русские должны были обязательно выигрывать в рыночной игре? И что выигрывать? Почему русским нужно было в одночасье ломать свой менталитет, формировавшийся веками, и броситься заниматься торговлей (а это и называлось бизнесом в 90-е годы), адвокатурой, финансами, журналистикой, т.е. тем, к чему у народа никогда не было склонности и что в конечном итоге не является основой успешного развития страны?

       На первом месте в российском предпринимательстве всегда стояло производство. И его хозяева, и организаторы среди деловых людей были самыми уважаемыми. Купцы первой гильдии – это заводчики и фабриканты, второй гильдии – торговцы, а банкиры и финансисты составляли третью гильдию. В советское время первенство производства перед всеми другими

 

19

 

 

видами деятельности еще более окрепло. Нельзя сказать, что это было правильно на сто процентов, но было именно так.

       Перевернуть все с ног на голову – это ли не вина руководящей элиты, если уж она взялась управлять страной? Слава богу, вроде бы теперешняя власть поняла и официально признала, что чрезмерное увлечение подготовкой так называемых «рыночных специалистов» (менеджеров, экономистов, финансистов, юристов) – одна из серьезных причин стагнации производства и нужно срочно «выруливать» на другую дорогу – готовить инженеров и квалифицированных рабочих.

       После грома словесных орудий Ципко заканчивает статью буквально полушепотом. Утверждает, что не верит в серьезность угрозы революции во имя создания «России для русских», а написал этот текст  всего лишь для того, чтобы показать, что если это все же случится, то приведет к смерти нашего тысячелетнего государства. Получается, что данная статья – что-то вроде упражнения на социологическую тему.

       Так стоило ли ради этого браться за оружие, г.Ципко?

      

 

20